Вверх страницы

Вниз страницы

Морской корпус Е.И.В.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Морской корпус Е.И.В. » Сейф » Алиена де Моро | Архивариус по наследству


Алиена де Моро | Архивариус по наследству

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Личные данные
1.1. полное имя:Алиена Натали де Моро (в девичестве Готье).
1.2. возможные сокращения имени, прозвища:Для «своих» и домашних – Лия. За глаза зачастую именуют «госпожа архивариус» (при должной степени почтения или риске быть услышанными), «вдовушка Моро» (в основном придворные повесы и сплетницы), «ведьма» (во времена обучения в пансионе для благородных девиц и после оного те самые девицы). Она же поэтесса Аннет де Бланш. В весьма узких кругах широко известна под прозвищем «книжница».
1.3. дата рождения и возраст:21 сентября, 26 лет.
1.4. титул:Вдовствующая виконтесса де Моро, регент де Моро при своей четырехлетней дочери Агнесс.
1.5. род занятий:Архивариус.

2. Внешность
2.1. рост:165 см.
2.2. телосложение:Худое, жилистое, довольно сильна физически для женщины ее комплекции, хотя на первый взгляд по ней не скажешь.
2.3. цвет глаз:Черный.
2.4. цвет волос:Черный.
2.5. цвет кожи:Бледный.
2.6. особые приметы:Ее любимый цвет – черный. Как следствие в ее гардеробе практически нет вещей других цветов и совсем нет ничего светлого. Единственный случай за несколько последних лет, когда она появилась на людях в светлом, был ее собственной свадьбой. Из украшений признает только кружево и серебро, но в достаточно умеренных количествах, так что с трудом верится, что найдется человек, который рискнет назвать виконтессу де Моро модницей.
2.7. предполагаемая внешность: Janet Montgomery
3. Краткая характеристика для Личного Дела
3.1. навыки и умения:Умеет читать, писать, считать. Обучена вести официальные документы и деловую переписку. При наличии словарей под рукой может осуществлять переводы текстов с языков ближайших соседей на имперский, однако, в силу того, что в данной области Алиена является самоучкой, адекватный обратный перевод ей не доступен, устную речь она не понимает и сама на этих языках изъясняться не может. Обладает хорошей памятью на прочитанное, а также довольно быстро находит недостающую информацию при наличии библиотеки под рукой. Умеет, но не любит играть на фортепиано, отвратительно поет. Всем видам рукоделия предпочитает вязание. Готовит…съедобно. При необходимости может вести хозяйство, но ее стараниями помещения становятся абсолютно не уютными для всех, кроме самой Алиены. Доподлинно известно, что неплохо управляется со стилетом и ножом для бумаг, метко швыряет подвернувшиеся под руку предметы (так же неплохо справляется с кнутом, но в связи с его низкой транспортабельностью почти не использует кроме как на тренировках, дабы не потерять навык). Вопреки знанию этикета, а то и благодаря ему, бывает весьма неприятна в общении. Пишет стихи под  псевдонимом «Аннет де Бланш».
3.2. привычки:Часто хмурится. Походка быстрая, резкая. Имеет обыкновение тихо подходить со спины и бесцветным тоном приветствовать, наблюдая за реакцией приветствуемого. Иногда не может отказать себе в удовольствие повертеть книгу в руках, переключив внимание с собеседника. Перемещаясь по библиотеке или архиву, часто мимоходом оглаживает корешки папок и книг на полках.
3.3. сильные стороны:Расчетлива, ответственна. Умеет и любит работать с большим объемом информации. Иногда может найти документ или книгу по странному или несуразному запросу, восприняв его как вызов своей компетенции.
3.4. слабые стороны:Тревожно-мнительна, почти паранойяльна. Не доверяет ничему и никому. Если она с кем-то довольно близко общается, значит, ему она не доверяет в чуть меньшей степени.

4. Характер

Алиена уравновешена, скрытна, не склонна к авантюрам. Любые «приключения», встретившиеся на ее жизненном пути были либо нелепым стечением обстоятельств, либо начальственным произволом. Виконтесса имеет довольно мрачное чувство юмора и достаточно малообщительна. Как следствие, приглашения на приемы ей присылают просто из вежливости и даже радуются, получив вежливый отказ от посещения мероприятия, ибо портить праздник одним своим присутствием – талант, доступный не каждому. Предпочитает быть в курсе интриг, но не принимать в них участие. Исключением может быть тот случай, когда затронуты интересы тех, кого она считает «своими». В этом случае Алиена становится на диво изобретательной, что также не способствует улучшению репутации в аристократических кругах. Впрочем, не то чтобы светская репутация ее когда-либо заботила.

Один придворный повеса, трубадур и откровенный бабник в своих памфлетах писал о ней так:

Весна в права вступила смело.
И вот, невиданное дело,
Вдруг повело мое нутро
К угрюмой вдовушке Моро.

Шагнул с цветами к ней я смело.
Она лишь только посмотрела…
И как-то стало мне мокро
Под взглядом вдовушки Моро.

Пел серенады акапелла
У окон, где она сидела.
Воды мне вылилось ведро
Из окон вдовушки Моро.

Она влюбляться не хотела,
Из-за талмудов зло глядела,
Шутила надо мной остро
Смурная вдовушка Моро.

Когда она уйти хотела,
На поцелуй решился смело,
Но пропорола мне бедро
Стилетом вдовушка Моро.

И вроде рана отболела…
И тут молва зашелестела
О том, что вроде уж старо.
Спасибо вдовушке Моро.

Влечение сразу охладело,
Раз началось такое дело.
Отныне встанет лишь перо
Мое на вдовушку Моро.

5. Биография

Около тридцати лет тому назад в Сарагоре поселились молодые супруги Готье: ювелир и, судя по выправке и явной хромоте, отставной военный Виктор и предприимчивая лавочница Натали. Привезенных с собой средств супругам хватило и на домик в тихом переулке, и на лавку, являвшуюся по совместительству мастерской. Пару лет дела шли ни шатко, ни валко, пока в лавку супругов Готье не занесло компанию молодых дворян в поисках подарка для чьей-то дамы сердца. Видимо, подарок пришелся по душе, так как через пару дней на пороге появились девицы благородного происхождения в поисках каких-нибудь новинок и дела молодой пары пошли на лад.
Потом пошли дети. Старшей дочерью супругов стала Алиена – тихая и не по-детски серьезная малышка не слишком ладившая с соседскими детьми, зато уморительно по-взрослому опекающая родителей, брата и сестру. Натали тяжело переносила роды и каждый раз долго болела, поэтому воспитание детей довольно долго находилось на плечах Виктора, благо после появления учеников и наемных работников от него не требовалось постоянное присутствие в лавке. И если младшая дочка почти все время была на попечении кормилицы, то старшие дети требовали пристального внимания отца. Учитывая то, что Виктору приходилось трудиться над особыми заказами в домашней мастерской, находить занятия своим отпрыскам приходилось такие, чтобы они оставались на виду. Именно поэтому маленькая Лия довольно рано научилась и полюбила читать, а юный наследник Готье просто влюбился в различные инструменты и приспособления, которые по малолетству с удовольствием разбирал на запчасти.
Когда Натали наконец оправилась от третьих родов, многое в воспитании старшей дочери было уже упущено. Девочка совсем перестала интересоваться общением со сверстниками и просто влюбилась в книги, с упоением пересказывая прочитанное всем, кто желал ее слушать. Через какое-то время госпожа Готье переключилась с воспитания сына и дочерей на воспитание сына и младшей дочери, так как с возрастом переубедить в чем либо Алиену становилось все сложнее.
Масло в огонь подлили все те же молодые шевалье, толи в шутку, толи с перепоя решившие облагодетельствовать ювелира. И на десятую годовщину его свадьбы ему был преподнесен небольшой земельный надел, за бесценок перекупленный у окончательно спившегося и проигравшегося барончика, с пожеланием «почаще бывать на природе для вдохновления прекрасным». Этим все могло бы и закончиться, но кому-то из шевалье, пришло в голову, что раз уж господину ювелиру досталось целое баронство – он просто обязан стать настоящим бароном...
Как бы то не было, но Виктор Готье бароном стал, хотя и не был особенно рад такому стечению обстоятельств. Началась череда визитов, приемов. Натали пыталась сделать все, чтобы семья избавилась от клейма «нуворишей», Виктор радел за благосостояние семьи, младшие дети просто радовались жизни и новым знакомствам, Алиена читала.
Доподлинно неизвестно, кто же снова «облагодетельствовал» теперь уже баронов Готье, но однажды на пороге их городского дома появился святой отец, заведший душеспасительные беседы о перспективах получения образования для будущей девицы благородных кровей, а то и ментата, если верить надежным источникам. Стоит ли говорить, что Натали Готье была в восторге от подобной перспективы, так как уже начинала задаваться вопросом, как найти подходящую партию для своей старшей дочери, учитывая все «достоинства» возможной невесты. А вот Виктор радости супруги не разделял, однако под постоянным давлением с двух сторон согласился, что дочь образование получит, но место он выберет сам.
Таким образом, в двенадцать лет Алиена отправилась на обучение в пансион для благородных девиц «Тихая обитель». Учеба девушке давалась легко, она буквально глотала книгу за книгой и легко справлялась с учебными заданиями. А вот отношения с остальными воспитанницами у нее не сложились. Ее угрюмость, темные наряды да и сам характер не способствовали налаживанию особо теплых отношений с девичьим коллективом. Да и периодические «душеспасительные» беседы с отцом Адальбертом не оставались без внимания. Шепотки, косые взгляды, сплетни - верное женское оружие… От кого-то в спину прилетело презрительное «ведьма».
На втором году обучения у Алиены начали сдавать нервы. Девушка не стала жаловаться, строить козни в ответ или плакать в подушку. Лия пришла к изящному, по ее мнению, решению. Девочки хотели ведьму? Девочки ее получили. Из гардероба маленькой леди Готье пропали все цвета, кроме черного, придававшего ей несколько нездоровый и хищный вид. У Алиены появился ее «фирменный» мрачный взгляд, моментально портящий настроение всем, кто с ней сталкивается. Юная Готье начала еще больше сдерживать эмоции, отчего ее лицо временами казалось восковой маской. Последним аккордом на нервах остальных воспитанниц «Тихой обители» стала прикормленная к выпускному году стая ворон, которую «ведьма» подкармливала сырым мясом прямо с рук. А так как всех недовольных ее поведением Лия бесцветным голосом заученно посылала…к отцу Адальберту… Стоит ли говорить, что выпуск Алиены стал радостью не только для воспитанниц пансиона?
К слову, за весь период обучения никаких особых способностей Алиена так и не проявила. От ее нелюдимости отступился даже святой отец, после того, как она начала приходить в часовню с книгой, «потому что в общежитии шумно, людно и абсолютно невозможно читать».
Вернувшаяся дочь совсем не порадовала баронессу Готье. Маска, помогавшая жить в пансионе, за эти годы умудрилась стать лицом. И куда теперь пристраивать такое «сокровище» матушка Алиены просто не представляла. А вот Виктор был рад просто потому, что с дочерью все в порядке. Она дома, жива, здорова и по-прежнему с удовольствием делится с отцом воистину невероятными и занимательными вещами, вычитанными ей в книгах. Брат и сестра тоже постепенно прониклись симпатией к не по годам эрудированной старшей сестрице, а вот отношения с матерью довольно долгое время сводились к поединку страдальческого взгляда Натали и утомленного этим бессмысленным противостоянием взгляду Лии.
Шли годы. Уехал учиться брат, клятвенно пообещав матушке жениться по выпуску. Как и опасалась Натали, все, кто приходил в дом Готье с марьяжными планами, интересовались не Алиеной, а ее входящей в возраст сестренкой. Сама Лия устроилась помощником библиотекаря, несмотря на все протесты матери, и окончательно перебралась в городской дом, бывая в имении только наездами. Виктор, прекрасно зная характер своей старшей дочери, не только поддержал ее в этом, но и научил орудовать кнутом и стилетом, так как даже наличие охраны не всегда может остановить колко обшученного злопыхателя, да и вечера в городе бывают на редкость неспокойными.
Работать с книгами Алиене определенно нравилось. Она очень быстро начала ориентироваться в основном зале и запасниках, буквально с полуслова понимала, что именно ищет посетитель библиотеки, и просто наслаждалась возможностью читать в свое удовольствие, когда не было ни срочных дел, ни посетителей.
Все снова завертелось, когда просватали ее младшую сестру. Натали Готье была на грани нервного срыва от того, что ее старшая дочь «так и останется старой девой и будет чахнуть в пыли библиотеки над своими книжками». Вернувшись после семейного торжества по случаю помолвки абсолютно эмоционально вымотанной, Алиена попала из огня да в полымя. В Сарагору прибыл столичный архивариус – виконт Августус де Моро - и потребовал поднять старые городские архивы с которыми до Лии в последний раз работали еще полвека тому назад и, как следствие, кроме нее в них никто из нынешних работников библиотеки толком и не разбирался.
Алиена на неделю прямо-таки переселилась в библиотеку, где на пару с престарелым виконтом де Моро перебирала пыльные талмуды, поднимая из небытия жизнеописания и интриги угаснувших родов и неприглядные тайны прошедших времен. Архивариус сетовал, что такой талант прозябает в захолустье и все в шутку сожалел, что девушка не сирота, и он не может удочерить ее, чтобы было на кого оставить должность и «штат архивных полудурков, которым только пыль и протирать».
В один из таких дней в библиотеке появилась баронесса Готье, после долгой беседы с которой Алиена, наконец-то, между двумя женщинами наступило пусть, пока, шаткое, но однозначное перемирие. Матушка просто была дамой, которая просто считала, что для женщины нет большего счастья, чем семья, и, что без семьи ее дочь просто не сможет быть счастливой. Свидетелем и, надо признать, довольно заинтересованным слушателем данной беседы стал виконт де Моро, в силу природного любопытства устроившийся в тени соседних стеллажей. Оброненная на прощание фраза Натали Готье, о том, что она думала, что не сможет «пережить то, что ее девочка так и останется Готье, снискав славу перестарка и зачахнув в пыли библиотеки, но теперь просто желает ей счастья, такого, как она сама себе его представляет», стала для ее старшей дочери судьбоносной. Престарелый виконт, переживший свою жену и обоих сыновей, решил, что в каждой шутке есть доля шутки. И если он не может удочерить это юное дарование, то почему бы не решить проблему с должностью и титулом другим не менее шокирующим для двора способом? К концу недели архивариус отбыл обратно в столицу, увозя с собой молодую супругу – виконтессу Алиену де Моро.
О своем замужестве Лия отписала домой уже из столицы. Из ответных писем она узнала, что брат и сестра рады за нее и ее предприимчивость, ибо всегда верили, что «их умница-сестричка далеко пойдет», а матушка рыдала то от того, что ее не было на свадьбе ее старшей дочери, то от счастья, что эта свадьба вообще состоялась, сколько бы лет не было «этому достопочтенному проходимцу». Особенно порадовало письмо от сестры, где она по лицам расписала одну семейную сцену. Когда Натали в очередной раз завела шарманку о том, как она беспокоится за дочь, «ведь с ее характером девочке будет трудно при дворе», Виктор задумчиво посмотрел на висящий в кабинете семейный портрет, с которого антрацитово-черными глазами хмуро смотрела его старшая дочь, вспомнил о письмах с жалобами из пансиона и, усмехнувшись, подытожил: «Ну и…аминь им всем!».
Алиена тем временем обживалась в должности заместителя главного архивариуса императорской библиотеки и государственного архива и воистину блистала при дворе, доводя до икоты некоторых придворных дам, имевших неосторожность быть выпускницами того же пансиона и осознающих, что «внезапная последняя любовь старика де Моро» - та самая «ведьма» из «Тихой обители». Одним словом, репутацию при дворе она создала себе еще до того, как окончила обучение в пансионе, о чем так ни разу и не пожалела.
Отношения с мужем складывались…специфично. Она была для него скорее внучкой или дочкой, чтобы не придумывали себе придворные сплетники. Общая любимая работа и хороший собеседник – вполне приемлемое сочетание для счастливого брака по полному взаимному расчету. Однако, первая ночь, которая все-таки имела место быть, принесла свои плоды в лице малышки Агнесс – маленькой жизнерадостной копии своей хмурой матери.
После родов Алиена начала замечать за собой странное. Когда она брала в руки незнакомую, казалось бы, книгу, она уже приблизительно знала, о чем в ней написано. Иногда меньше, иногда больше. Судорожно понимая, что ей когда-то интересовались, видимо, не зря, юная виконтесса не знала, куда себя деть. Она даже пробовала носить блокиратор, но особенно сложные запросы в архиве начали вызывать желание воспользоваться новыми возможностями, чтобы справиться с поручением как можно лучше. Августус начал что-то замечать и у них состоялся нелегкий разговор о том, стоит ли скрывать изменившийся статус виконтессы и кому и при каких обстоятельствах о нем все-таки стоит сообщить. Хранить эту тайну вдвоем было легче, но долго так продолжаться не могло. Отчетливо понимая, что мужу осталось уже не долго (виконт тяжело и часто болел, последние дни почти не вставал с постели и старался как можно больше общаться со своей, на тот момент уже двухлетней, дочерью), Лия начала беспокоиться о своей дальнейшей судьбе. Именно тогда в их доме появился Родерик де Вильдес – давний приятель Августуса и постоянный автор-составитель самых сложных запросов в архив. После продолжительной беседы с уточнениями особенностей дара, гость удалился, чтобы вернуться через два дня с пакетом документов, брошью, обвитой плющом, и предложением не выставлять все это на показ и не настаивать на следующем  замужестве за некоторые профильные услуги в пользу короны. От такого предложения сложно было отказаться, и за виконтессой был закреплен позывной «книжница».
После смерти Августуса и без того мрачная Алиена впала в меланхолию. В этот особенно тяжкий период в столичном доме де Моро на довольно продолжительный срок поселились родители Лии. Виктор Готье взялся за восстановление порядком запущенного загородного имения де Моро, о наличии и месте расположении которого вдова узнала только из завещания. Абсолютно очарованная внучкой Натали взялась за хозяйство и всячески пыталась расшевелить дочь. В этот период Алиена начала писать стихи. Отец, обнаружив ее записи, предложил издать сборник, если она напишет еще немного. И она написала… Это помогло пережить свою боль, подарив ее бумаге. Однако, попросила отца, нигде не упоминать ее имя, чтобы не давать почву для пересудов дворцовых сплетников. Так на свет появилась поэтесса Аннет де Бланш.
Когда при дворе поднялась новая волна интриг и в кулуарах заговорили о заговоре, барон Готье предложил забрать дочь и внучку в Сарагору. Алиена отказалась, понимая, что может оказаться куда как более полезной на своем месте, однако, отправила Агнесс погостить к бабушке и дедушке на неопределенный срок, обещая часто писать.

6. Контакты

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


7. Пробный пост

Мужчина сидел в кресле у кровати ее супруга и о чем-то тихо переговаривался с ним. Наверное, если бы Алиена взяла за труд успокоиться и обратиться в слух – она смогла бы расслышать, о чем они говорят, ведь мужчины говорили при ней и даже не скрывались. Но она была измотана ожиданием смерти супруга – Августус был совсем плох и последние дни уже даже не пытался вставать с постели, переживанием за судьбу дочери – Агнесс все порывалась пойти спать к папочке и Лие с трудом удалось уложить ее в детской, ожиданием своего приговора – иными словами изменение в собственном статусе она просто не могла описать. Она просто уже не могла да и не хотела держать маску невозмутимости на осунувшемся лице, «украшенном» следами слез и бессонных ночей до такой степени, что не спасала даже пудра… Но в доме был посторонний… Посторонний, перед которым женщина опасалась дать слабину, а значит все силы уходили на то, чтобы удержать в узде хотя бы лицо, куда уж сердцу…
- Присядь, Алиена, - обратился к ней супруг, указывая на край кровати. – Родерик хочет задать тебе пару вопросов.
Женщина отмерла и медленно, словно боясь оступиться, приблизилась к постели. Августус ободряюще улыбался и казался беззаботным. «Наверное, все не так плохо и им удалось договориться…» - рассуждала женщина. – «Сейчас удалось… Но что будет, когда Августа не станет?» Лия осторожно присела на самый край кровати, старательно разгладив извечно-траурную черную юбку.
- Позвольте поинтересоваться, виконтесса, - начал глава Тайной канцелярии. – Когда именно проявился ваш дар?
- После рождения Агнесс, я полагаю, - привычно ровным голосом ответила женщина.
- Намного раньше, - перебил ее супруг. – Я полагаю, что рождение Агнесс дало скачок. Алиене всегда легко давалась работа с архивными данными на таком уровне, когда одной только памятью все не объяснишь.
- Даже так… - задумчиво протянул Родерик де Вильдес. – Кажется, кто-то Сарагоре зря ест свой хлеб…
- Я…старалась не привлекать внимания, - подала голос виконтесса.
- Как бы вы не старались, есть люди, чья работа заключается в поиске одаренных, и кто-то явно плохо искал… - процедил сквозь зубы лорд-канцлер. – Что ж… Это дело третье. А сейчас, можете ли вы объяснить, что именно вы делаете?
Женщина вся внутренне сжалась под внимательным взглядом давнего приятеля своего супруга. Казалось, что сегодняшний гость этим взглядом уже препарировал ее, разобрал по частям, взвесил и прикинул цену, которую можно получить за готовый продукт. Молчание затягивалось. Часы на каминной полке как-то по особенному пронзительно отбивали такт, но Лию никто не торопил с ответом.
- Когда я прикасаюсь к книге, то примерно знаю, о чем в ней могут писать или есть ли в ней то, что я ищу, - начала перечислять Алиена. – Иногда получается найти, из какой книги на полке выпала вырванная страница. Бывало, что удавалось вместо содержания прочитать кусок книги. Вроде бы все…
- Это же распространяется и на письма, - снова добавил Августус. – Она у меня сокровище…
- Как интересно… - задумчиво проговорил лорд де Видельс, чуть подаваясь вперед. – А с людьми вы…?
- Абсолютно ничего, ни читать, ни предвидеть, ни меняться, - открестилась женщина, в свое время уже пытавшаяся разобраться в природе своего дара. – Все, что я могу, работает только с бумагой.
- Проблемы со здоровьем? – деловито уточнил глава Тайной канцелярии.
- Постоянно морозит, особенно руки, - призналась виконтесса.
- Хм… С этим уже можно работать, - подытожил лорд-канцлер, поднимаясь из кресла. – Мне пора, Август. Постараюсь на днях все уладить и снова навестить тебя. Смотри, совсем не развались, старая ты развалина.
- Как можно, когда на моем попечении две юных леди, одна другой прекрасней? – поддержал шутливый тон приятеля виконт де Моро.
- Виконт, Виконтесса, - раскланялся гость, покидая спальню.
Внутренний стержень, который не позволял Алиене разрыдаться, в голос с треском рассыпался под гнетом подступившей истерики. Ее трясло от постоянного напряжения, от того, кем на самом деле является забегавший к мужу на бокал вина сэр Родерик, от того, что скоро все изменится, от того, что уже просто не было сил держать лицо, когда все зрители покинули театр.
- Лия, девочка, все наладится, вот увидишь, - начал успокаивать супругу престарелый виконт. – Родерик все решит, к своей пользе, куда уж без этого, зато наверняка…
Алиена почти не слушала. Она просто, забралась на постель и уткнулась в плечо мужа. Августус гладил ее по волосам, шептал что-то утешительное, весело воображал, что с такой красавицей-матерью у Агнесс не будет отбоя от женихов и их придется не иначе как отстреливать…с порога…из арбалета. Кажется, на грани сна и яви Лия даже согласилась научиться. В тот вечер они так и уснули вдвоем в обнимку. Через два дня вернулся сэр Родерик, действительно разрешивший все проблемы к вящему своему удовольствию. Еще через неделю Августа не стало…

8. Планы на игру

Ну… Учитывая ситуацию в стране, у тайной канцелярии просто безумно много работы. Как же тут без координаторов, информаторов и прочих полезных личностей? А так… Архив большой… Мало ли что там можно откопать при должном старании?

Однако, активно и помногу смогу писать не раньше июля (ибо защита диссертации), так что… Пока, могу потянуть 1 – максимум 2 эпизода.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


«Книжник», 4 ранг

+1

2

Алиена де Моро
Восхитительно, просто восхитительно) Очень рады Вас видеть) Отдельное спасибо за новый дар)
Добро пожаловать в Корпус, баронесса)
http://forumfiles.ru/files/0013/7f/6c/63724.png

0


Вы здесь » Морской корпус Е.И.В. » Сейф » Алиена де Моро | Архивариус по наследству


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC