Вверх страницы

Вниз страницы

Морской корпус Е.И.В.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Морской корпус Е.И.В. » Сейф » Зои Роуйен | иждивенка на шее у опекуна


Зои Роуйен | иждивенка на шее у опекуна

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Личные данные
1.1. полное имя: Зои Роуйен
1.2. возможные сокращения имени, прозвища: Тимми
1.3. дата рождения и возраст: 17 лет, 14 июля 1614
1.4. титул: простолюдинка
1.5. род занятий: безработная содержанка

2. Внешность
2.1. рост: 165
2.2. телосложение: худая, скорее даже тощая
2.3. цвет глаз: светло-серый
2.4. цвет волос: рыжий
2.5. цвет кожи: белая, очень тонкая, как говорят, «прозрачная»
2.6. особые приметы: на правой ноге вдоль икры тянется прямой ровный шрам.
2.7. предполагаемая внешность: Моли Куин

3. Краткая характеристика для Личного Дела
3.1. навыки и умения: обладательница отличной долговременной памяти; легко и быстро запоминает любые символы, легко ориентируется в пространстве. Знает в общей сложности восемь языков, из них – пару «мертвых». Ну как знает, бегло читает, может писать с разной степенью успешности, произношение во всех случаях просто ужасающее. Способна писать разными подчерками, при нужде может даже подделать подпись. До профессионала ей, опять же, далеко, но если никто особо присматриваться не будет, то вполне сойдет. Владеет всеми навыками заправской домохозяйки. Немного разбирается в лекарствах, способна оказать первую медицинскую помощь.
3.2. привычки: обкусывает губы едва ли не до крови. Обходит кошек стороной, у девушки дикая аллергия на шерсть.
3.3. сильные стороны: самостоятельна в быту, подозрительна, ответственна, молчалива, трудолюбива. Способна эффективно работать с любыми объемами информации.
3.4. слабые стороны: упряма, несговорчива, через чур подозрительна и через чур самостоятельна.

4. Характер
Девушка довольно замкнута, самодостаточна, очень настороженно относится к чужим. Вероятно, будь у нее шанс, и она бы выросла послушной, доброй девочкой, очень домашней, и очень улыбчивой. Но ей такого шанса не представилось. Привыкшая часто оставаться одной и нести ответственность за дедушку, она отличается самостоятельностью в суждениях и принятии решений. Дедушку обожала и, в общем-то, слушалась. Но теперь ей некого обожать и слушаться тоже, от чего ощущает себя несколько потерянной.
У девушки очень живое воображение. По природе она любопытна. А еще способна делать из увиденного самые, порой, странные и неожиданные выводы. Ей легко работать с бумагами, и очень сложно – с людьми.
Привыкшая жить с пожилыми, она сама по характеру такая же неспешная, ровная, без резких эмоциональных всплесков. Раньше весь ее запал уходил на новое увлечение: исследование дел, изучение языков, систематизация архива. Сейчас она впервые оказалась в состоянии полной неопределенности, и потому ни кто не знает, что из этого выйдет. Даже она сама.
А еще у нее наличествует очень странная фобия на мух. Нет, как таковых насекомых она не боится. Но ее очень раздражает гудение мух. А одна такая многоногая тварь, севшая на руку, способна довести до нервного срывая. Обморока не будет, но визжит Зои очень громко.

5. Биография
Попытка ограбления, приведшая к убийству двух человек. Как-то так обычно об этом пишут в рапортах уставшие полицейские, когда их вызывают под утро на место преступления. Зои не знает, почему ее родители оказались на улице в тот день и в то время. Кажется, они возвращались откуда-то издалека. Или нет, наоборот, куда-то хотели попасть, выйдя из дома. Память четырехлетней девочки подробностей от той ночи хранит очень мало. Только то, что она долго-долго сидела в темном углу, между двух домов, зажав нос. Там очень сильно воняло кошачьей мочой, плесенью и чем-то еще очень резким и неприятным. Потом был дедушка, его руки, его голос, мягкий пушистый платок. И скупые слезы в уголках глаз.
Зои не любит вспоминать то время. Ей больше нравятся воспоминания о долгих вечерах, проведенных за неспешными разговорами, рассказыванием легенд разных народов, с чашкой горячего шоколада с корицей, приятно греющей пальцы, под теплым пуховым платком из Хейголла. Или о днях, проведенных на кухне вместе с их экономкой, старой Януарией, за выпечкой смешных пряников, за пением тихих и чуточку заунывных песен, за вышиванием выдуманных животных и птиц на полотенцах, которые затем продавались в соседнюю лавку. Потом, спустя много лет, Зои поняла, что это, скорее, был союз двух старых, никому не нужных людей, для которых смыслом жизни стала живая подвижная девочка, внезапно оказавшаяся у них на попечении. Да и можно ли было считать экономкой женщину, которой за ведение хозяйства ни кто не платил ни денье.
Януария умерла, когда девочке исполнилось двенадцать. И из их жизни пропало что-то больше, чем просто шоколад по вечерам и песни чужого народа. Что-то неуловимое. Из-за чего Зои предпочла проводить время в полицейском архиве, где работал дедушка. Сначала он брал с собой внучку просто от безысходности. Денег на пансион или хотя бы на наставницу у него просто не было. Девочка вела себя тихо, она понимала, что если будет доставлять проблемы деду, то ее больше не пустят вместе с ним в подвал, где располагались бесконечные полки, забитые бумагами, коробками, полотняными сумками со свитками. А выпустить дедушку из поля зрения девочка боялась.
Вообще, ей кажется смешным, сколько всего люди начинают понимать, спустя много лет. Все зависит только от того, сколько это, «много». Вот когда она от скуки начинала бродить мимо полок и пытаться читать, что написано на папках, разве она понимала, что ей это все очень скоро станет жизненно необходимо. А ведь стало.
Зои не часто вспоминает годы после смерти Януарии. Все они проходили примерно одинаково. По выходным она приводила дом в относительный порядок, собирала белье, которое дедушка потом относил в стирку их соседке. Та жалела их, потому стирала часто вообще задаром. В будние дни Зои с вечера готовила еду на двоих, с утра собирала узелок, и они с дедушкой шли на работу. Как-то само вышло, что она стала помогать в архиве. То дело найдет, то на полках порядок наведет. Маленькая, в сером старом платье, с косынкой поверх рыжих волос. Тут иначе было нельзя. Слишком много пыли скапливалось на полках. А дедушке с каждым годом все сложнее стало лазить по верхам, что-то доставать, носить тома с делами. Да и мелкие буковки разбирал он с трудом. Так что дел у Зои было много. А мелкие служащие все же проведали, что по архиву шастает кто-то еще.
Историю появления своего прозвища Зои вспоминать не любит. Сначала ее звали мышкой, мол, маленькая, незаметная, все время бумажками шуршит. Потом кто-то добавил про застенчивую мышку. Следующий остряк сократил все это до Тимми. Нет, потом она поняла, что это прозвище защищало ее от стороннего интереса. Ведь Тимми мог быть только мальчишкой, но ни как не внучкой старого архивариуса.
Зато Зои любит вспоминать архив. За несколько лет в ее голове словно сложился свой собственный каталог. Она даже ввела тайком от дела нечто вроде обозначений для каждого бела, на каждую папку, каждую коробку повесила свою собственную метку, и теперь словно извлекает из недр хранилища то, что у нее спрашивают. Это легко, любое дело она может найти за пять-десять минут. Еще быстрее она может рассказать об этом деле и вспомнить несколько похожих. Но никто об этом не просит, так что девушка молчит.
Иногда в архиве скучно, посетителей нет. Тогда остается только бродить между рядами, заглядывая то в один шкаф, то в другой. И перечитывать старые дела. Они все очень разные. Среди них попадаются и страшные, и смешные, и грустные, и просто отвратительные. Одни написаны по-имперски. А бывает, попадаются бумажки и на других языках. Зои всегда кажется, что это – самые интересные дела. Поэтому она всегда старается их разобрать, прочитать, изучить. Он даже вложила все свои нехитрые сбережения в то, чтобы научиться читать и резкие, словно рубленные буквы севера, и затейливую вязь юга. Это было очень сложно. И очень увлекательно. Несколько уроков, полученных с разрешения дедушки, стоили дорого. Но они того определенно стоили.
Но больше всего Зои не любит вспоминать о том, как два года назад дедушка упал. Просто однажды шел на завтрак. И упал. Нет, ничего не сломал. Сказал, голова закружилась. Как стал внезапно время от времени словно засыпать с открытыми глазами. Или смотреть рассеянно, сквозь нее, словно не видя. Как стал часто жаловаться на головную боль. И забывать, чем только что был занят. И как Зои пришлось научиться разбираться в зельях, дозировке, следить за их приемом. А еще просыпаться посреди ночи и слушать хриплое дыхание на соседней кровати. И замирать от тишины. Как снова упал, и сломал запястье. И ей пришлось научиться накладывать повязки, разбираться в обезболивающих, обрабатывать раны. О том, что пришлось взять всю работу в архиве на себя, она тоже не вспоминает. Потому что это было совершенно не важно. Просто необходимо. Ведь если бы дедушке перестали платить за работу, то у них просто бы не осталось денег ни на лекарства, ни на еду.
Похорон дедушки Зои вообще не помнит. Помнит только, что однажды он так и не проснулся. Не помнит и того, как на следующий после похорон день пришла в архив. По привычке. Ей просто некуда больше было идти.
На самом деле, в ее положении было чему печалиться. Родственников не осталось. Денег, чтобы оплатить жилье - тоже. Сама Зои была еще несовершеннолетней. Впереди ее ждал разве что монастырь или пансион для таких же безродных и нищих девиц без каких-либо перспектив. Потому известие о том, что ее опекуном изъявил желание стать не кто-нибудь, а сам начальник полиции, шевалье Феран, стало для Зои подобно грому среди ясного неба.

6. Контакты
У опекуна все есть.

7. Пробный пост
Тему?

8. Планы на игру
Хочу работать в полиции. Вы бы знали, какой там бардак. А без дедушки они вообще архив по листочку разнесут :(
Но для начала хоть как-то определиться в жизни.

Отредактировано Зои Роуйен (2015-01-16 17:50:09)

0

2

Добро пожаловать, мадмуазель, такое рвение не может не вызвать восхищения)
http://forumfiles.ru/files/0013/7f/6c/63724.png

0


Вы здесь » Морской корпус Е.И.В. » Сейф » Зои Роуйен | иждивенка на шее у опекуна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC